leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

5 копеек, часть вторая

Собственно, вторая часть есть мой ответ на вопрос, заданный к посту предыдущему.
Почему я не считаю правильным, чтобы епископ Уильямсон и вся группа католиков иже с ним продолжали прогуливаться вне церковной ограды с римскими вензелями, чтобы всем было хорошо, и никто никого не компрометировал.

Опять-таки, для внутреннего употребления, потому под кат.

Никто и никогда не бывает до конца прав, кроме. Каждый из нас в меру своих возможностей пытается судить о том, что верно, а что нет, у каждого есть своя "выделенная зона", где Дух свободно дышит, а есть порченые места, откуда смердит. И всякого - свое.
Но мы объединены в единую Церковь не по принципу - вот этим смердеть можно, иди сюда, а вот этим нельзя, иди отсюда. Если мы со своей колокольни полагаем, что душа еп. Уильямсона некоторым образом и в некоторой своей части больна, поскольку христианину нехорошо жить теми идеями, которыми он руководствуется, то кто и что его излечит? Излечение  и его Источник, как мы считаем, внутри, там, где мы. А хорошо ли это - отказывать больному во враче, даже если он и не сознает вполне, что он болен? Сама по себе болезнь никуда не денется, неважно, что по этому поводу думает болящий.
Несмотря на то, что я совершенно не разделяю бОльшую часть взглядов Уильямсона, а он, уверена, не разделил бы мои, и в куда более агрессивной и обличительной манере, чем я про него высказываюсь. Несмотря на это.
Я не нахожу возможным раздирать Христово Тело между нашими человеческими думами. Всякое такое раздирание прямо противоречит Духу Божию, который неизменно  отвечает на это(а мы не слышим)одними и теми же словами "Отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое." Это по поводу "компрометировать". Это- человеческое.
Это ведь, вообще-то, вполне нормально - краснеть, испытывать стыд, извиняться и пытаться исправить дела ближнего своего. Но ненормально для христианина объявлять его при этом дальним. Столь же ненормально, как и обструкция и изгнание с позором из христианской общины забеременевшей от женатого человека девицы. Или отказ ее принять. Что, вполне вероятно, мог бы попробовать проделать преподобный Уильямсон, он к таким штукам явно склонен.

Да, вот он такой. А я вот такая. Но смысл нашего сосуществования не в том состоит, чтобы успеть стать нераздражающими друг друга. Смысл в преодолении раздражения. Можно испытывать стыд за свою греховную немощь, за то, что мы едино не соответствуем провозглашаемому. Но не потому ли мы и чувствуем стыд, что мы есть единое, и каждый ответственен за каждого? Да, можно по всякому разумению времени убирать стыдное и убрать, но вместе с ним исчезнет и единство. Останется идеальная (в субъективном восприятии части людей) картинка, а идеальная картинка никогда не бывает правдивой.
Можно и нужно стыдиться поступка Уильямсона, но стыдиться его самого как брата по Церкви - это тот самый стыд, которым пристыдят и нас в Последний день.

Посему я остаюсь при своих. С декларацией о том, что он глубоко неправ, с надеждой на то, что виднейшие деятели Церкви не оставят своих попыток убеждения епископа в его неправоте, чтобы он искренне и душою понял это, в надежде на то, что Церковь будет открыто и непреклонно разъяснять верным и миру суть его ошибки, но признавая, что он - мой брат. Какой есть.
В этом смысл и долг всякого братства - в смиренном и твердом принятии всех камней, летящих в него, как своих, рядом с ним и от него не отступая. Сказав "да, я совсем не соглашаюсь с ним, но он мой брат, и я останусь с ним до конца". Так я понимаю всякую дружбу, братство и любовь. Я не умею сдавать своих.

А он свой. Потому что он не хочет ничего плохого, да, он сильно заблуждается, но взывает молитвой к тому же Имени, что и я. У Него он просит прощения, на Него уповает, Его благодарит.
И в конце концов, наш сегодняшний стыд - это вполне закономерная и справедливая плата за то, что с Тридентской мессой, которая, как я понимаю, была нужна и дорога многим людям, поступили в свое время таким образом, с людьми не посчитавшись. С людьми, про которых мы все время сейчас повторяем, что, мол, хорошо бы их принять в расчет. (Я полагаю, что я в жизни ни разу намеренно на Триденсткой мессе не окажусь, разве что случайно, и буду при этом испытывать изрядный молитвенный дискомфорт, но это не дает мне никакого права полагать свое к ней отношение столь верным, чтобы подчинять ему других. )
 


UPD Да, и про то, почему Хейту нельзя, а Уильямсону можно. Я уже изрядное время как хорошо осознала, что от Церкви нельзя хотеть всего и сразу. То есть, хотеть-то можно, "съесть то, он съесть, но кто ж ему даст" :) Придет и время Хейта. А когда оно придет, еще не наступит время кого-то другого, которого ну прямо очень-очень срочно надо одним списком с Хейтом.  
Tags: я и ККЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments