leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

заметка на полях анти-редукционистская

Хотела оставить заметку в большей степени себе на память. Это не вполне структрированный пост, это скорее тезисное изложение, но желающие поделиться своими мыслями по поводу в комментах приветствуются.

На прошлой неделе у меня с Еленой Наймарк вышла небольшая дискуссия за чашкой кофия (встречались мы по другому поводу, но дискуссия вышла сама собою).
Говорили о редукционистком подходе к изучению феномена человеческого мышления.
Лена пыталась меня убедить в том, что поиск сходства элементов мышления человека и животных это необходимый и единственный на сегодня путь, потому что других инструментов нет.
Устремления нацелены на выяснение вопроса о том, отличие качественное или количественное, пока выходит, что количественное, потому что у животных все элементы в том или ином виде находятся. Но объяснения феномена по-прежнему нет.
Суть спора с моей стороны сводилась к нескольким аргументам.

Важнейшим элементом дифференциации мышления человека от животного, требующим самого пристального внимания, выступает речь (с чем мы обе согласны). Не секс, не еда и не способ охоты.
Но тут опять и опять (с точки зрения химика) наступает проблема расширения определений, словно они резиновые. За речь начинают считаться и коммуникация китов, и химические сигналы насекомых, отобранные по критерию сложности. Да, и то, и другое достаточно сложно, но и паттерны неравновесных химических реакций, например, тоже очень непросты, да что там, любой белок - это очень неприятная для любителей простоты штука. Сложность это не универсальный эквивалент, позволяющий переводить одно явление в другое. Дети-"Маугли", известные науке к данному моменту, были в состоянии коммуницировать, в том числе, с помощью звуков, но они не могли говорить.
Та же проблема возникает в закономерном вопросе, сцепленном с проблемой речи, - есть ли у животных философия и обмен идеями? Ответ на него, выраженный в форме "откуда ты знаешь, может быть, и есть" это неизбежный антропоморфизм. То есть, честная методология требует, чтобы независимый наблюдатель пришел к выводу о том, что у животного есть философия, не аппелируя к сходству коммуникации и рефлексии такого типа с тем же у человека. Просто на основании своих данных он должен был бы сделать такой вывод - мол, вот, особый тип коммуникации, предназначенный для того-то. Ба, а у человека тоже такое есть! Именно так, а не вайс верса, как это имеет место сейчас.

И что касается редукционизма как такового.
Вообще, как мне кажется, сама задача сродни поиску порога перколяции в проводящей решетке. Соединяем произвольные сочленения и смотрим, когда же начнет течь ток. Кажется, что это разумно - выделим численные отличия в тех или иных характеристиках мышления и найдем количественный порог, отделяющий человека от животного.
Проблем тут две. Во-первых, у нас нет ничего и никого между человеком и животным. Стучание человека по башке и лишение его тем самым некоторого количества когнитивных функций не позволяет превратить человека в животное, сохраняя за ним должную приспособленность и функциональность. При отсутствии промежуточных звеньев порог можно просто не поймать, он так и останется где-то там.

Во-вторых, и это более серьезно. Численные отличия, найденные там и сям, сами по себе ничего не объясняют. Точнее, объясняют немногое, но не главное. Лена привела мне один из примеров Маркова, который производит неизгладимое впечатление на слушателей - пауки дарят самкам подарки, ах-ах-ах, какая неожиданность, видите, как люди похожи на животных, а они - на нас.
Но мне не кажется, что это такая уж неожиданность. То, что мужчины дарят женщинам подарки преимущественно ради возможности обеспечить продолжение рода, знает большинство половозрелых женщин, никакой существенной разницы между людьми и животными тут ожидать и не приходится, это, кажется, сюрприз только для биологов. Нет ничего особенного в том, чтобы обнаруживать наше сходство с животными, но мы-то ищем объяснение отличию.

Проблема упирается в то, что паук будет из раза в раз приносить один и тот же подарок. Человек же будет мучиться разнообразием.
Сколько ни наблюдай за очень сложным муравейником, в котором страшно сложные коммуникации, это был, есть и будет муравейник. И другой муравейник тоже как был бы миллион лет назад муравейником, так и теперь это муравейник и ничего больше. Он не станет самолетом, из него не выкатится повозка и около него не будет построен оперный театр.
Как бы сложна ни была речь китов, они будут говорить об одном и том же. Какие бы воспитательные приемы ни применялись в стайных сообществах, будут воспитаны все те же львы, гиены, сурикаты и прочие звери и воспитаны так же. На меня в свое время произвела неизгладимое впечатление дельфиниха в дельфинарии Варны, которая обучала своего детеныша повторять за другими, занятыми в этот момент в представлении дельфинами, цирковые трюки. Они могут это в самом деле, но я не думаю, что я когда-нибудь услышу о дикой дельфинихе, которую заметили за этим занятием в открытом море.
О, рисующий и курящий шимпанзе? Превосходно, если не вспоминать о том, кто дал ему кисти и сигареты.
А теперь посмотрите на то, что произошло с человеком за последние 50 лет. Как изменились его представления о семье, о политике, об экономике, как изменились вещи, которыми он пользуется, подходы к обучению, и даже внешний вид (одежда, прически и прочее).  Нам не надо объяснять, что дом как убежище похож на термитники или вырытые норы, и тем мы похожи на тех животных, которые тоже нуждаются в укрытиях. Это самоочевидно.  Нам надо объяснить, почему у нас вчера была повозка, а сегодня есть метро.

Если у вас есть сеть и вы начнете резать ее сочленения, рано или поздно она внезапно распадется на части у вас в руках. Если вы будете разглядывать эти части, ни один из этих кусков не расскажет вам, какой была сеть, какие у нее были прочностные характеристики, форма и размер.
Редукционизм не в состоянии - и не будет в состоянии в силу фундаментального методологического недостатка, связанного с разбиением на части целого - объяснить видовую способность человека служить резервуаром для эволюции идей. Потому что эта способность и есть то, что присуще только целому.
Как найти порог, за которым рождается это новое качество, и можно ли его найти в принципе, это вопрос вопросов, но я убеждена, что он методологический. Нужно искать другие способы описания для ответа на него.



Tags: наномысли наномозга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments