leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

гражданский герой военной журналистики

Грэм Филлипс, конечно, войдет в анналы полевой журналистики.
Этот тот самый, который "ничего, я привык".
Удивительный мужик, на вид такой мягкий, рафинированный, остроумный, ему бы финансовую аналитику вести или передачи о культуре Средневековья, например.
А на самом деле отчаянной смелости человек.
Тут еще пара его расшифрованнх репортажей
http://hippy-end.livejournal.com/424265.html
Полное собрание, как я понимаю, на его канале на ютюбе, куда можно попасть через любой из роликов за его авторством.


Оригинал взят у hippy_end в Интервью с Грэмом Филипсом + его репортаж - 08.09.2014 - "Мы когда их увидели, мы плакали" (2)
Оба видео взяты с американского ресурса Youtube и соответственно признаны отвечающими общепринятым международным нормам информации, разрешенной к распространению

Интервью с Грэмом Филипсом в администрации Луганска – 8 сентября 2014 года



Журналист: «Добрый день, дорогие зрители. Вот мы находимся в здании администрации. Перед нами вот, можно сказать, звезда Новороссии, который…» – Грэм очерчивает круг на большущей карте Луганской области, висящей на стене: «Новороссия. Я представляю вам. Добро пожаловать наш Луганский републик. Погода сегодня чуть-чуть прохладней здесь, – показывает на север области. – Здесь…» – смеется:

Журналист: «Нет, погоду нам не надо. По поводу скажите, вот за вашу голову Коломойский обещает немерянные деньги. Вот как вы рискуете своей жизнью, здесь работаете, снимаете?»

«Ну, это давно уже эти деньги. Это был как я помню, тридцать месяца назад… Если я дороже или дешевле, неизвестно. Я об этом не слышу. Я так понимаю сейчас они будут от имени убивать даже бесплатно. Потому что я два раз депортирован. Запрещен на территорию Украин… [Въедет] Новороссия. Ну, так считаю, получил так много угроз, что я понимаю: денег еще хватает.

Они просто хотит убивать. Это просто их конечно привычка, чтоб за журналистов, которые не за это, киевский власти… Мы можем даже назвать как киевский хунта, потому что это точно как у нас есть… Ну, как в Украине есть Новороссия, есть государства, которые вообще по разуму, которые отказываются фашизм  Защищал точно.

А я люблу Луганск. Вообще я могу объяснить, как я люблю этот город, – обводит на карте. – Луганск,  больше четыреста населения, это создаюлись рука… у меня много-много хороший помнить здесь. Как первый раз приехал… Извинить, я честно чуть-чуть грязный сейчас, – показывает руки. – Здесь в течение три недела, уже давно не воду… Я просто… Извини, просто… А, вот наша звезда. Саша… это звезда» – сидящий в кресле под окном мужчина приветствует рукой. – А почему ты интервьюируешь меня? Ну, звезда здесь» – указывает на Сашу

Журналист: «Почему? Ну, понятно, Лайф Ньюс это Россия как бы. Собратья» – Грэм: «А мыиграл в футбол. Вот, это две недели здесь в Луганске это было вообще удовольствие просто. Ну, сегодня еще работний день. Мы продолжаем…» – «Ну, были моменты, когда вы под обстрел попадали? На выездах, когда вон в Новосветловке снимали?» – «Каждый журналист здесь – есть такие обстоятельство, который.. Это война происходит. Конечно там обстреливают. Как Саша. Как Вова, который… Каждый журналист. Здесь нормальные обстоятельства для журналистов вообще, как у нас есть.

Но сейчас в Луганск – это гораздо лучше стало. Потому что украинские… я покажу, – показывает на карте. – Украинские силОвики почти поставил кольцо на Луганск. Сейчас они потерял позиции. Вот, сейчас украинские позиции здесь, в Счастье, – показывает севернее Луганска. – Потерял позиции здесь. Потерял позиции здесь, – тыкает пальцем по карте. – Потерял позиции здесь, Новосветловка. Они подальше-подальше – это значит, что меньше обстрел достиг Луганск. Это значит, что у нас тихо, спокойно, гораздо лучше, чем был…»

Журналист: «Т.е. их немножко оттеснили, да?» – «Да. Отступил. Или даже по словам войска Новороссия – избегал» – «Ясно. Ну, спасибо большое, всех благ» – «Спасибо» – Грэм поднимает вверх два больших пальца на обеих руках


А это уже сам Грэм – Красный Яр – под Луганском – 8 сентября 2014 года



Плотная очередь за гуманитарной помощью – стоит гомон множества голосов – «Дайте мне два» – «Что вы делаете?» –с машины выдают одинаковые пакеты с гуманитаркой – за столом женщины пишут и отмечают в списках – «Что вы делаете? Женщина, она без очереди» – отталкивает от стола бабушку в белом платке – «Перестаньте мешать работать людям!!!»

Бабушка в белом платке от стола никуда не отошла, протягивает раскрытый паспорт – «Да всё по улицам надо…» – Грэм – весьма полной женщине, отходящей от очереди с двумя пакетами в руке: «Вы получили помощь. Как эмоции?» – женщина открывает пакет, заглядывает в него: «Господи боже мой. Слава тебе, господи, получили наконец-то, – смеется, в руке у нее паспорт. – Всё» хорошо. Всё нормально. Всё у нас хорошо»

Худощавый, седовласый мужчина раскрывает пакет: «Это всё, что Россия передала» –Грэм: «Это из Россия?» – полная, молодая женщина в розовом джемпере, звонким голосом: «Российское. Я вчера получила на ребенка. А шо?» – смеется – Грэм: «А как у тебя настроение?» – «Настроение? Скажи спасибо хоть за то, что малой вафли дали. Одна радость. Она уже забыла, что это такое. Вкус вафель и всё остальное. Когда неделями сидели без хлеба, без печенья, без ничего. Я ж говорю. Так что… Какой же… Рада конечно. Рада за малую Хоть что-то дали»

Грэм: «Это…» – девочка лет пяти-шести в полосатой кофточке с цветным, розовым велосипедом – женщина в розовом джемпере: Это моя дочь, да» – уходит – Грэм: «А как вы относится к Порошенко?» – женщина оборачивается, прижимает руку к груди: «Честно сказать? Живьем бы закопала в асфальт» – «Спасибо» –  «Можете так и передать» – уходит, дочка забирается на розовый велосипед.

Еще одна полная женщина, по виде пенсионерка – Грэм: «Вы получила гуманитарную помощь» – «Гуманитарную помощь получила. Бирюк Елизавета Михайловна» – улыбается – «А как эмоции? Как ощущение сейчас?» – «Ну, молодцы, что дают гуманитарную помощь, а то есть нечего» – разводит руками – «Кто дал вам эту помощь?» – «Я даже не знаю, кто дал» –разводит руками – «Россия?» –«Россия наверно дала» – улыбается – «Спасибо» – «Спасибо большое» –наклоняется запакетами

Женщина за ней: «А вы снарядами снимаете дома, которые разбитые? Нет?» – «Буду снимать» – «Заходите на Керченскую - называет улицу. – У нас там снаряды» – «Хорошо. Хорошо» – Елизавета Михайловна улыбается Грэму, уходит – Грэм: «А как ваше имя? Забыть» – «Лиза. Лиза» – женщина за ней: «У нас Керченская хорошо побитая!»

Грэм у стоящего в очереди мужчиы с сединой в белой тенниске: «Вам нестрашно здесь? Стреляют» – «Страшно. Где не страшно» – женщина с Керченской: «Страшно. Туалетной бумаги не хватает» – мужчина в тенниске: «Во дворе разрывается. Как не страшно? Страшно. Разрывается, бахает во двор. Спину засыпает этими…» – женщина: «Спасибо Порошенко» – Грэм, ухватывается: «Спасибо Порошенко?»

Женщина с Керченской: «Ну, а кому ж еще? Кому? За то, что нас уничтожают – спасибо, Порошенко. Который нас уничтожает, убивает, людей, инвалидов, детей. У меня внук, год и два месяца с погреба не вылазит. Это нормально? Это вообще. Это геноцид народа. Так передайте ему привет. Что над нами так издевался. Били по людям. По мирным людям. Прятали пушки эти по домам, через дома. И били по людям. Это нормально. Это считается, он защищает нас. Защитники пришли, – прижимает руку к груди. – Это я не знаю, кто это такое.

Разве это так можно издеваться? Разве они не видят, что у нас дети по поселку ходили. Вывозите детей. Да куда ж мы все можем выехать? Кому мы нужны? С чем выезжать? С зарплатами, тысяча гривен?.. Везде нас ждут. В Счастье уже подождали»

Грэм: «А можете дать мне пару слово. Вы получили гуманитарную помощь. Как ощущения?» – мужчина с велосипедом, на которой уже стоит пакет: «Ощущения? Какое ощущение. Радостное. Радостно, что пришли нормальные ребята и по-нормальному жить начнем» – «Ты имел в виду ополченцев?» – «Да-да-да» – «А как вы относитесь к украинские войска?»

Второй мужчина рядом с хозяином велосипеда: «Украинские войска? Мародерствовали, машину забирают» – «Мародерствуют?» – «Да. С квартир выносили всё» – с велосипедом: «Все гаражи повскрывали. Какая машина ни выезжала, расстреливали. А если машина понравилась, на…» – машет рукой в сторону. – второй: «Кидали вот так патроны в машины и говорили, что это машина ополченца»

Грэм: «А как высчитаете, это нормальные действия украинских, чтобы это сделать?» –  второй: «Когда они привозили гуманитарку, – показывает пальцем в сторону площади, –  людей вообще не было. Не выходили. Боялись» – с велосипедом: «Они привезли гуманитарку, они хлеб на пол высыпали, как собакам, и стояли, смеялись, – берется за руль. – И какое ощущение после тех, и с этих?» – второй: «Это по-человечески ребята привезли,  освободили, сразу все начали ездить на машинах и свободно ходить по улицам»

Грэм: «А вы считаешь, что сейчас это Украина или это Новороссия?» – с велосипедом: «Это наша [гуманитарка, не совсем понял вопрос]. Новороссия» – второй: «И мы рады. Мы когда их увидели, мы плакали. И обнималися. Вот такое ощущение» – «Спасибо. Удачи вам» – уходят, катя велосипед, к ним присоединяются, вреоятно, жена и ребенок на детском велосипеде


Луганск - Красный Яр - 8 сентября 2014 года












Tags: 46 ху, бриллианты, звуки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments