leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

Category:

Луганск - Первомайск - 10-12.08.2014 - "Как нам жить, как нам выживать, скажите?!"

Я отредактировала пост ниже (там было два видео, первое можно посмотреть по ссылке в оригинале)
За журналом харьковчанина hippy_end я слежу с самого начала событий на юго-востоке, последние несколько месяцев человек проделывает титаническую работу по текстовой расшифровке и переводу с украинского (когда требуется) видеороликов, появляющихся на ютюбе и снятых там самыми разными людьми от стримеров до местных.

Я, кажется, только раз или два забирала видео из этого журнала к себе, дабы не давить на психику уже совсем и всей френдленте, но это стоит посмотреть каждому.
Ничто - никакая "едина нация", никакой "русский мир", никакое "ни пяди федерализации врагу, европейский выбор и новая жизнь"  - ничто не стоит того, что в этом ролике.
Такие страдания мирных людей не оправданы ничем, нет такой государственной целесообразности, что требовала бы убивать их и наводить такую разруху вместо того, чтобы садиться за стол переговоров хоть с Гиркиным, хоть с Болотовым, хоть с Путиным, хоть с Порошенко, хоть с Ляшко и Тягнибоком.

Нельзя не считаться с потерями мирного населения до такой степени, потому что потом это население непременно сочтется с вами.

Оригинал взят у hippy_end в Луганск - Первомайск - 10-12.08.2014 - "Как нам жить, как нам выживать, скажите?!"


Пылающие строения, гаражи, частный сектор, репортер: «10 августа 2014 года, город Первомайск, Луганская Народная Республика. Мы с вами наблюдаем последствия минометно-артиллерийского обстрела со стороны украинской хунты. Очередного» – бушующее пламя – уже знакомый нам ополченец на фоне пожара: «Люди, смотрите все, это опять репортаж из пылающего города Первомайск, Луганская область. Смотрите, пожалуйста, очередной минометный обстрел. Нас уже бомбят не только с минометов обстреливают. Мы еще сейчас вам покажем воронки, с самолетов, короче, сбрасывали авиационные бомбы. Воронки достигают глубиной два метра и в диаметре около трех метров.

Сейчас всё горит. Это двор дома, почти центр города. Полностью всё горит, полыхает. Люди как могут перетягивают свои личные вещи, хоть что-то стараются спасти. Мы еще не знаем, кто остался в этих руинах, в этих завалах. Смотрите, пожалуйста все, это обращение ко всем, – слышен плач пожилой женщины. –  Говорят, что наш город никто не бомбит, и это делают сепаратисты. Сепаратисты находятся здесь, сепаратисты помогают людям. Развозят людям хлеб, вытаскивают из подвалов. Сепаратисты спасают людей. Сепаратисты хоронят людей. На сегодняшний день в городе Первомайске только по официальным данным, это по нашим официальным данным, больше пятидесяти человек – 51 человек погибший. Это те люди, которых мы смогли своими руками похоронить.

Но много таких людей, которые хоронят своих родственников под окнами дома, в огородах, на аллеях. Потому что у них нет возможности вырваться даже на кладбище и по-человечески похоронить своих родственников. Смотрите, пожалуйста, все. Все президенты всех стран. В первую очередь России, Украины, Америки, Великобритании, Германии – смотрите, что делается с нашим родным городом. От нашего города уже почти ничего не осталось. Город пылает. Вчера целый день горело в центре – наш рынок горел. Центральный рынок. С центрального рынка сколько было жертв, сколько мирных жителей.

Сейчас мне передают по рации 200-х мирных жителей несколько человек. Больше восьми человек. Похоронная команда, несмотря на вот эти все ихние обстрелы, собирает трупы людей и вывозит. Люди заживо гниют. По городу вчера мы проезжали с ребятами, с корреспондентами, их жилых домов стоит трупный запах. Это говорит о чем? Что в домах уже люди, которые не один день лежат. Не люди, а трупы людей. Пожалуйста. В городе идет в полном смысле слова истребление всего живого населения. Истребляют народ. Истребляют украинцев. Истребляют всю Луганскую и Донецкую республику.

Они стараются вот таким позорным способом, – показывает на пожарище, – выжить нас с нашей земли. Перекрыла национальная гвардия полностью все подъезды к нашему городу. В наш город не пропускают продовольствие. Не пропускают медикаменты. Ничего. Всё перекрыто. Под страхом расстрела они закрыли все дороги. Не пропускают в наш город. Это реальность, люди. Это реальность. Помогите, пожалуйста, нам. Не мне, у меня в руках автомат и живым я им не дамся. Помогите простым мирным людям.

Вот стоит рядом со мной женщина, которая только что чудом осталась живая, – плачущая пожилая женщина. – Она попала под минометный обстрел, чудом осталась живая» – Женщина, всплескивая руками: «Сколько можно нас бомбить?! Сколько можно в нас стрелять?! Сколько?! Месяц сидим под обстрелами! Остановитеся Вы. Остановитеся. Неужели на вас нету креста?! Как же вы, мы же люди, что же вы нас жгете, стреляете мирных? Что вы делаете?! А?! Вы хотите, чтобы мы все поднялись? Там мы поднимемся все. Возьмем все оружие, дойдем до вашего Киева, раз…ним вас всех там! Если вы не остановитесь. Что вы делаете, а?!»

Ополченец: «Я стану на колени перед теми людьми, которые сдались российским властям. Перед национальной гвардией. Которые поняли смысл этой войны. Которые сдаются России. Я стану перед ними на колени только за то, что благодаря им останутся сотни мирных жителей живых и здоровых. Все: национальная гвардия, правый сектор, смотрите, что делаете вы, что вы делаете. Остановитесь. Сколько вы будете расстреливать гражданских жителей? Остановитесь!..

Был у нас референдум. И в Луганской Народной Республике. Мы отделились от этого Киева. Потому что от этого Киева только ждать можно вот такой хаос, вот такую разруху, – показывают на пожар. –  Помощи от них не было никакой. Только вот такое вот истребление идет. Сядьте за стол. Решите все вопросы мирным путем. Пускай не страдают мирные жители. Мирное население оставьте в покое… Мы сейчас проедем, горит еще центральная улица Ленина. Горит еще до сих пор центральный рынок. Много 200-х в районе Альберта. Это знают местные жители и знают, где это находится. Много 200-х там. Была команда по рации: пожалуйста, помогите, спасите людей.

Мы едем. Насколько нас хватит, мы не знаем. Но мы бросим все свои силы на помощь вот таким людям, которые попадают и страдают из-за того, что руководство киевской власти там и вся верхушка, что они отдают такие приказы – бомбить мирное население. А потом у них хватает совести говорить, что это всё сделали сепаратисты. Я сепаратист, я преклоняю голову перед этой женщиной. Перед этими стариками, которые находятся здесь… И я ни в коем случае не прячу голову от минометных снарядов. Мы сразу едем туда, где ложатся мины, стараемся помочь людям…» – продолжает обращением к Госдуме России, которая говорила, что «если прольется хоть капля крови русскоязычного населения»…

Другой ополченец: «Люди оставались в подвалах?» – «Не было» – «Вы не плачьте. Пожарка едет… Женщина, вы хотите выехать в Брянку?» – «…Россия любит нас. Но если она нас так любит, что ж вы нас так оставляете, в пожарах убивают нас…Вся надежда у нас была на Путина. Мы молились на него, что он нас спасет. Но никто нас не спасает. Никто. Никому мы не нужны. Что хотят, то и делают. Господи…» – рыдает, у нее истерика. – ополченец: «Женщина, вы будете выезжать? Смотрите, вы собрали хоть какие-то вещи. Давайте, мы вас вывезем, а?»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments