leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

Categories:

Наступил у меня период такой. По последнему стиху 16-й главы Иезекииль. Примерно. То ли отголосками великопостной рефлексии, то ли еще как - но молчится мне сейчас лучше, чем нечто декларируется.

Но имею внутри себя нечто, что есть сказать. И вот, по счастию для меня в моем молчаливом временном континууме, сказал это за меня другой, незнакомый мне в реале человек - который делает много более меня, намного более  - да и в совсем другой плоскости. Потому и неудивительно, что сказав, человек произнес много более верные слова, чем мне бы удалось.  И именно в нужный момент.

От себя я добавлю только одно.  Я ничегошеньки хорошего миру от себя дать не могу - пусть и не надеется. И если миру приходит в голову попенять мне, что нечто правильное в моем исполнении есть результат моего стремления перед ним покрасоваться и получить от него поощрение - пусть не обольщается. Ничего правильного и хорошего от моих устремлений такого сорта ему не обломится. 

Всякое хорошее, около чего я отнюдь не по  собственному разумению или горячему стремлению могу быть замечена - это результат Его  волеизявления невзирая на мои личные движения в какую-либо сторону. 
Не от меня дадено. И помимо меня. А с моими устремлениями и подоплеками Он уж точно разберется - я и не надеюсь избежать. 

vespro
</div>
"Речь пойдет о благотворительности.

Мы с вами знаем, что на каждые три рубля в мире есть минимум три претендента и три наблюдателя за тем, как эти три рубля поделят, и кому достанется 34 копейки, а кому - 46. Жалающих дать три рубля существенно меньше, чем желающих проконтролировать процесс. Это нормально, хотя и грустно. Но законы природы принимаю не я, и нечего сопли разводить.

Нашему сообществу скоро год. Мы с друзьями собрались прошлым летом, чтобы скинуться на инвалидную коляску для девочки Юли из Петрозаводска. Скинулись. Можно было пойти "легальным" путем. Думаю, года через три мы получили бы от государства коляску для Юли. Она бы ее не дождалась. Она и в нашей "покататься" не успела. Юля умерла. Деньги мы решили оставить в больнице на нужды, которые не покрывает страховая медицина нашей страны. На тот момент я лично знала почти всех, кто дал мне свои грошики на это дело.

Потом ко мне прибежала Лида </a></b></a>moniava, студентка моего факультета, и рассказала про первого на моей памяти ребеночка из РДКБ, кторому нужен был очень дорогой препарат, разрешенный врачами, но не покрываемый страховой медициной.
Друзья скинулись. Препарат купили.
Тогда я еще тоже знала всех скинувшихся лично.

Сейчас ситуация изменилась.
Я пришла в РДКБ, в отделение онкогематологии. ЛИЧНО и ПЕРСОНАЛЬНО.
Я долго упиралась. Мне было страшно. Я примеряла на себя и трусливо подвывала от ужаса.
Потом пришлось. Ну, сложилось так.
Прошлой осенью я в первый раз пришла в бокс к Ксюше. Теперь это "мой" ребенок. Личный. Любимый.
Теперь есть еще Катя. Дениска.
Дальше будет только хуже. В эмоциональном плане, я имею в виду.

Изменилась и ситуация с сообществом. Теперь я знаю только ники большинства из тех, кто приходит ко мне на встречи. Или - только имена. Или - вообще ничего.
Люди дают мне столько, сколько могут.
Большая часть денег идет на счет больниц за операции. Тут - просто. Могу вывесить копию счета. А дальше...

Вот смотрите:
Жизнь. Мамам Родина платит больничный по уходу за ребенком в течение трех или четырех месяцев. Для того, чтобы вылечить ребенка нужен год-полтора. Часто это матери-одиночки. Из Кировской, например, области. Теперь подумаем. При учете, что малыша лечат на полном обеспечении в больнице, и лекарства она не оплачивает, ей нужно кое-что. Мыло. Паста. Колготки. Прокладки. Вода минеральная. Платки носовые. ЕДА. Не икра, а картошка, которую тоже не дают бесплатно. Где она возьмет на это деньги?! Она сидит при своем ребенке день и ночь. Ночь и день.

Анализы. Много - бесплатных. А есть - платные. Или тоже бесплатные, но записаться надо, и ждать три недели. А он умирает. А ему три недели - КРИТИЧНО. Не может он ждать. Его лечить надо. А чем - от анализа зависит.

Переговоры. Профессор Н. отправил ребенка на трансплантацию в Германию, и полтора часа говорил по телефону с профессором N из немецкой больницы. Кто заплатит за это? Больница?

Поезда. Из Караганды в Новосибирск, в клинику, к примеру. На плановое бесплатное обследование. Нет, тоже можно, наверное, подать запрос, и ждать полгода. А надо приехать раз в три месяца, иначе... А мама по-прежнему сидит с ним неотлучно. И все долги уже сделаны, и все карманы родня вывернула...

Это то, за что не может отчитаться никто. Это бесконечная и срочная текучка и мелочевка. И цена этой мелочевки - жизнь.

Кроме нас ее оплатить НЕКОМУ.
Поэтому я буду продолжать делать то, что делаю.
Опираясь на вас. Потому что на вас вообще все держится.

Близкие все понимают. Чужим ничего не объяснишь.
У меня к чужим есть только одна просьба: если вы не доверяете нам (или - лично мне) - пожалуйста, не нужно приходить и приносить свой грошик. Мы попробуем справиться сами."

 

Tags: charity, звуки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments