leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

Memento

Вчера поздно вечером накнулась на каком-то из нецентральных каналов на американский документальный фильм о еврейском мальчике Леоре, который готовится к бар-мицве. У Леора синдром Дауна. Его мать умерла от рака семь лет назад, оставив мужу четверых детей. В фильме иногда показывают кадры домашней хроники, как она поет Леору и как она, с ежиком коротких волос на голове, раздает детям мягкие игрушки "Маме надо в больницу. Если вам будет грустно от того, что мамы нет рядом, крепко обнимите игрушку".

Леора любят в религиозной общине, которой он принадлежит, некоторые видят в нем духовно одаренного ребенка и даже говорят, что он должен стать раввином, хотя его отец и тетя, которая заменила ему мать, так не думают. Когда Леор поет гимны и псалмы, на него устремлены взгляды молящихся. Леора любят и в ишиве, где дети серьезно рассуждают о том, что Господь дал Леору такое испытание, и, значит, Господь надеется, что Леор сможет его перенести. А для них, его товарищей, "Леор часть наших испытаний. Господь хочет посмотреть, будем ли мы с ним общаться".

Старший брат Леора в сомнениях, он хочет и может поступить в хороший колледж, но он не может бросить Леора. Мысль о том, что он будет разделен с братом тысячей километров и будет видеться с ним раз в несколько месяцев, для него невыносима. Он думает, что так и останется в небольшом городке на северо-востоке, чтобы быть рядом с Леором.

Леор забавно учит речь к бар-мицве, путая последовательность изложения, но принимая на себя очень чинный вид. "Тора учит нас общности. Она возникает у нас в сердце и передается из поколения в поколение. Тора приходит в нашу душу, общность это очень важно!" Его отец хохочет "Я вижу, что ты слушал очень много проповедей об общности. Ты знаешь, что такое поколение, Леор?  - Нет". В магазине обуви Леор пытается объяснить продавцу, зачем ему нужны новые ботинки. "У меня будет бар-мицва. - Что такое бар-мицва, Леор? - Я забыл."
Но на бар-мицве Леор читает Тору и произносит речь без малейшей запинки и ничего не перепутав, речь, которая сделала бы честь любому тринадцатилетнему мальчику, впервые выступающему перед большим скоплением людей. Вся община им гордится.

Перед праздником Леор с отцом едут на кладбище. Леор читает имя матери и даты, потом обнимает надгробный камень, гладит его и начинает плакать. Отец пытается утешить его, потом обнимает сына и плачет вместе с ним.

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _  _ _ _ _ _ _

Я много думаю об этой тенденции последнего времени, "свободных разговорах о чем угодно", об инвалидах, которые не должны отравлять жизнь здоровых, о том, зачем рожать детей с синдромом Дауна, если еще до рождения знать, что синдром есть, о том, что онкологические больные должны уступить место в строю и деньги в бюджете. Несмотря на сопротивление, разговоров становится больше.
Мне кажется, что такие разговоры ведут не те, кто убедил себя в том, что Бога нет.

Такие разговоры ведут те, кто пытается себя убедить в том, что смерть это что-то совсем не важное.
Tags: наномысли наномозга, я и ККЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments