November 23rd, 2018

savanna life

возрастной разлом

Внезапно для себя обнаружила, где именно наиболее отчетливо проходит ментальная граница между взрослыми поколениями соотечественников.
Достаточно спросить, какое кризисное время они прочувствовали на своей шкуре больнее, 1991-1994 или 1998-2000.

В 1991 и по 1997-й мне было весело. Да, конечно, я помню это измерение всего и всех в убитых енотах, власть малиновых пиджаков, как я с сокурсниками после или вместо занятий торговала вьетнамскими и китайскими ширпотребными шмотками в Луже, с картонки на полу. Надев на себя пластилиновые балетки, джинсы и нацепив мамин шарфик Hermes и клипсы Dior, привезенные из Парижа. С эстетически потустронними шарфиком и клипсами на 18-летней девице точно такие же балетки и джинсы, что лежали на соседней картонке, смотрелись совсем иначе, поэтому я стабильно делала выручку больше оговоренной, не особенно напрягаясь. "Ой, шарфики закончились, но будут завтра, а посмотрите туфельки - да, да, отличное качество, производство Канада, видите - сама ношу!".
Мне повезло, в отличие от товарищей по несчастью, у меня ни разу не сперли товар, что для студента было неподъемно, и я умудрилась всего пару раз заболеть ангиной, хотя рынок вился в насквозь продуваемой обводящей стадион галерее.
На третьем курсе это начало утомлять физически, и я переквалифицировалась в риэлторы. На продажи я не пошла сознательно, оставшись на аренде, но так или иначе и это было весело. Я даже успела найти агентству "Прайм" их первый офис в России, в особняке, в который Наше Все ходил на балы, и расселить по квартирам всех испанских поваров самой первой итерации ресторанов Дон Кихот.

Это было время, когда у остановки, на которой ты ждешь троллейбус, напротив МДМ, могла в 9 вечера затормозить тонированная машина, оттуда высовывалась квадратная морда и утвердительно спрашивала "Работаешь?", независимо от того, как ты одета.
Время, когда можно было зарабатывать покером и презирать скорость в 200 км/ч на красном бумере с незнакомыми людьми в салоне. Время, когда любая встреча с кем бы то ни было в парке в 100 метрах от дома означала что-то плохое просто по определению. Время, когда я научилась поворачиваться спиной к людям, которые шли за мной в темноте от метро, после пяти шагов навстречу и вопроса "Какие-то проблемы?"
Чтобы научиться задавать этот вопрос, не нужно было иметь пояс, пистолет, особеную врожденную наглость, должно было просто сильно повезти.
Но умения отбиваться физически от постоятельцев гостиницы "Юность" это не отменяло.

Collapse )