June 11th, 2017

savanna life

кратовские осколки

Мы постоянно снимали дачу у знакомых в Кратово после того, как родился мой брат, и до моих 18-ти. Дача была совсем рядом с озером, на 2-м Береговом. Я, начиная с 8-го класса, проводила там не так много времени, в основном там жила бабушка с братьями.
Но, в любом случае, для меня Кратово всегда было еще одним местом детства и символом безмятежности. Пруд, детская железная дорога, игры в овраге около речки Винни-Пуха, мы так называли мелкий ручей, уходивший под железнодорожную насыпь. Поездки по грибы-ягоды до Совхоза или даже до платформы 88 км, где до какого-то времени оставался дом дедушкиной сестры. Мороженое в Раменском и рынок в Малаховке. Земляника на 42-м километре. Домик скульптора Круглова, забор которого был украшен игрушками и его работами, в лабе до сих пор хранится гипсовый медальон с портретом Менделеева, который он мне подарил в год поступления в университет. Его жена была с родственно связана с Менделеевым, и в его мастерской была масса его портретов, бюстов и скульптур.

Новости отозвались неприятным ощущением разрушенной безмятежности, но, по закону жанра, самые чудовищные преступления обыкновенно происходят именно в таких безмятежных местах.

***
Да, а хотя sanches и будет возражать, как обычно, но оружие нашему населению раздавать нельзя. Слишком оно у нас нервное и массово невоздержанное на применение силы. 
savanna life

починяя нанопримус

По версии следствия, Горьков в период с 2011 по 2013 годы «вопреки установленному порядку и интересам АО “Роснано” и его единственного акционера — государства, размещал на постоянной основе денежные средства Общества в ООО КБ “Смоленский банк” в размере от 460 до 740 миллионов рублей под видом расчетно-кассового обслуживания, а фактически в целях финансирования деятельности банка».
http://www.interfax.ru/russia/566186
savanna life

умершая Прага

Викинги переслали мне, как созвучное. Прочитала и расстроилась снова.
https://www.facebook.com/ignatson/posts/10207984871773920

...я, я - тот человек, который поставит тут ППКС....я тоже помню Прагу еще живой...
Я помню Прагу лета 1997-го, лета в неспящем городе, полном драйва, движухи, молодости - не только моей, это был настоящий центр альтернативной культуры, молодости духа, молодости взглядов, город, полный жизни. У нас тогда было сто баксов на двоих на все про все на неделю, и этого было достаточно.
Там было много людей, но это были совсем другие толпы, приехавшие совсем не за этим. Это был город "Три Икса", но живьем.
Не такой чистый, но на Карловом Мосту можно было увидеть встретить художников и музыкантов. Можно было сесть в любой пивной и познакомиться со всеми вокруг на всю жизнь. Клубы не закрывались и в них можно было войти без денег по рекомендации случайного знакомого, спавшего в старом спальнике под мостом.
Тогда еще Радио Свобода имело к свободе какое-то отношение. Когда ныне покойный Тенгиз Гудава, в доме которого мы гостили, привел нас туда на экскурсию, и тогда еще, слушая патефонную пластинку с записью речи Ленина, нам это казалось безнадежно отжившими звуками прошлого и смешным и уже не страшным отзвуком рухнувших оков. Через 20 лет мне станет понятно, что это все те же звуки, которые это же самое радио будет переводить на язык современных мемов, не изменив их прежней сути "До основанья мы разрушим" и будет этими же речами двигать толпы. Что через 20 лет об этом думает мой тогдашний спутник, урожденный киевлянин, я, увы, не знаю, но и не уверена, что хотела бы знать.

В Праге в августе в 2003-м уже было что-то не то. Она была подозрительно опустевшей и малолюдной, словно выдохнувшей всю эту веселую жизнь, как будто те прежние толпы, наводнявшие ее, как матросы порт, погрузились на свои суда, снялись с якоря и отбыли. На крохотной круглой маленькой площади с наклоненной скамейкой под парой старых деревьев можно было просидеть полдня и никого не услышать. Город был сонным и словно ожидал чего-то. Но на Золотую улочку еще можно было выйти просто так и увидеть ее всю целиком, без помех из людских голов. Хотя Собор пляски Св. Витта бросал на нее свою инфернальную тень, напоминая о том, что нет ничего безопасного и вечного снаружи, и что снаружи подстерегает.

Поскольку я не была в городе 10 лет, то подстерегавшее прыгнуло на меня внезапно. В Праге в мае 2013-м было то, что в тексте по ссылке. В ней опять были толпы, но это не были те самые толпы. Толпы туристического траффика в час пик. Куча безвкусной пошлости и сувенирного хлама вместо картин и дерзости мысли. Дурные дешевые аттракционы со средневековым душком вместо клубов и рейва.
Кляклое месиво отчетно-инстаграмных увеселений.

Я  их нашла. Ребят, с которыми мы познакомились тогда в какой-то из тусовок, художников, влюбленных в Дали и одновременно иронично-издевательски переплавлявших один китч в другой по его мотивам. Нашла случайно, у них теперь маленький магазин в одном из внутренних дворов неподалеку от Оперного театра. Я их узнала по часам в витрине, они еще делают этих "плавленых котов".
Сцена была эпическая, мы чуть не зарыдали на плече друг у друга. О той живой Праге, которую мы помнили и которую любили.
В той Праге было достаточно одного дня, да что там, часа, чтобы влюбиться в нее навсегда.

В эту я больше не хочу приезжать. Да, она стала более удобной, комфортной и современной.
Но несмотря на то, что я сама стала старше и начала ценить комфорт больше, Прага для меня стала чужой.
Точнее, несмотря на все свое осовременивание, она мне стала казаться слишком старой.
Молодость в ней больше не бурлит, и дух ее истлел.

Грустно...