October 11th, 2015

savanna life

откуда у слона хобот

К недавней моей анти-редукционистской заметке. Взяла у wolf_kitses, пропустила первые три части, прочитаю их обязательно, но в четвертой сформулирована суть моей претензии, хотя и по несколько иному вопросу. Редукционизм вынуждает к антропоморфизму, а он, в свою очередь, вынуждает к сочинению правдоподобных историй.
В результате наука сливается в с популяризаций не только в увлекательности повествования, но в методологической (не)точности. (А кое-кто таки путает книги Маркова с научной литературой. Чем лучше рассказана история, тем большее впечатление она производит, то есть, тем лучше запечатлевается, но тем хуже она доступна для корректировки в сторону большего соответствия реальности с помощью научного метода).

"существуют признаки, которые считаются универсальными, но которые не так-то легко объяснить историей об индивидуальном репродуктивном преимуществе. Типичным примером, часто обсуждаемом сторонниками социобиологии, является альтруистическое поведение. Чтобы объяснить альтруизм, сторонники социобиологии придумали концепцию семейного отбора. Естественный отбор по определенному признаку не требует, чтобы все индивиды, обладающие данным признаком оставили больше потомства, а лишь чтобы гены, в которых он зашифрован, оказались в наибольшем количестве в последующих поколениях.
Collapse )
Настоящей проблемой с объяснениями, допускающими прямое преимущество, семейный отбор или взаимный альтруизм, в зависимости от того, что нужно для доказательства, является то, что можно придумать подобную историю, которая объясняла бы естественное селективное преимущество для любого признака. Посмотрев на эти истории, сложно представить себе какой-либо человеческий признак или черту, для которой нельзя было бы придумать правдоподобную гипотезу того же вида. Но близка ли хоть одна из них к истине? Необходимо четко отделять правдивое от правдоподобного. Как минимум, можно потребовать свидетельства того, что данный процесс отбора наблюдается в настоящем, или следы его в прошлом, но никто никогда не измерял репродуктивное преимущество альтруистического поведения ни в одной человеческой популяции. Все социобиологические объяснения эволюции человеческого поведения подобны рассказам Киплинга о том, откуда взялся горб у верблюда и хобот у слона: это всего лишь истории. Науку превратили в игру.

.............
Редукционизм есть вера в то, что мир можно разделить на множество мелких частей, каждая из которых имеет некие свойства и которые вместе формируют более крупные вещи. Например, общество состоит из индивидов и является не более чем совокупным проявлением индивидуальных качеств человеческих существ. Внутренние индивидуальные качества являются причинами всего, и общественное целое есть лишь последствие этих качеств. Этот индивидуалистический взгляд на биологию является простым отражением идеологии буржуазных революций восемнадцатого века, которые во главу угла во всем ставили индивида.
Этот взгляд на причинно-следственные связи и автономию индивидуальных частиц порождает не только веру в то, что наше существование как индивидов управляется внутренними силами, над которыми мы не имеем никакой власти. Он также предполагает окружающий мир, состоящий из таких же частиц, со своими законами, на которые мы как индивиды не можем иметь никакого влияния. Точно так же, как гены находятся внутри нас, окружающая среда находится вовне, а мы сами целиком оставлены на милость этих внутренних и внешних миров. Это порождает ложную дихотомию “природа или воспитание”. Против тех, кто утверждает, что все наши способности по решению проблем и наш интеллект определяются генами, восстают те, кто утверждает, что интеллект определяется средой. И вновь продолжается бой между теми, кто верит в приоритет природы, и теми, кто верит в приоритет воспитания.

........
нужно расстаться с мыслью о том, что существует постоянная и неподвижная природа, которую беспокоят и уничтожают исключительно люди. Люди определенно ее меняют, как и любой другой организм, и у людей определенно есть способность, которой нету у прочих организмов, а именно изменять мир очень быстро и изменять его сознательно, в сторону, которую мы считаем благоприятной. Вместе с тем, жить, не меняя нашей среды вообще, мы не можем.

...........
Индивидуальные биологические ограничения, выводимые из наблюдений за индивидами как изолированными единицами в вакууме, не являются таковыми для индивидов, состоящих в обществе. Дело даже не в том, что целое больше, чем простая сумма его частей, а скорее в том, что свойства этих частей не могут быть поняты иначе, кроме как в контексте целого. Части не обладают отдельными свойствами в изолированном смысле, но только в контексте, в котором они находятся. Теория человеческой природы, которая ищет эту природу в генах внутри индивидуумов и ограничениях этих индивидуумов, вызванных этими генами, или в свойствах окружающего мира, которые неподвижны и не подвержены изменению кроме как путем разрушения, промахивается по всем пунктам.
..................
savanna life

(no subject)

Снова единялись семейственно на Большой Бронной, раз уж тетушка приехала повидать внуков и забрать с собой ба в Израиль на оздоровительные процедуры.)
Форшмак в заведении на пятом этаже по-прежнему никуда не годится, но я не об этом.

Присутствовавшая израильская ветвь в ответ на мой вопрос, как они относятся к текущей сирийской диспозиции (включая предоставление нашим разведданых, которые отказываются предоставлять американцы из опасения об умеренных исламистах) хором возопила, что она не знает, что такое за зверь "умеренный исламист".  Может быть, сказала ветвь, из США по причине чрезмерной дальнозоркости что-то подобное умеренному исламисту и можно разглядеть в пустнных миражах, но и соотношение с реальностью у разглядываемого будет примерно то же, что и у миражей.
При взгляде из Израиля умеренные с неумеренными сливаются в одной точке пространства и времени до полной неразличимости, сказала ветвь.
Тетушка была еще более резка в своих оценках и посоветовала американцам построить другую пару башен-близнецов, раз первую успели так быстро забыть.

Так что душа моя сейчас несколько более спокойна, поскольку мне бы, конечно, не хотелось, чтобы одна часть семьи действием или бездействием по государственной принадлежности вредила другой ее части.
А раз не вредит, то и славно.
Да и французы постепенно подтягиваются, как действием, так и в политической оценке ситуации, стало быть, и еще с одной ветвью мы в семейную контрадикцию не войдем. (Есть вещи и похуже - Пуш, наша упертая, ничем не прошибаемая, урожденная аристократкой и плюющаяся ядом от одного только напоминания об этом,  левая в энной степени социалистка Пуш!!! - она давеча заявила маменьке с нотой вины в голосе "Наташа, прости, но я теперь - националистка")


Главное ведь в таких ситуациях в жизни обыкновенного человека что?
Главное - семейная гармония.
Потому что ни Путин, ни Обама, ни Нетаньяху, ни Асад бабушку на процедуры не повезет, с племянником не посидит, вуз внуку не посоветует, ну, и так далее.
Главное, чтобы не брат на брата, а остальное как-то пережить можно, я считаю.