March 27th, 2015

savanna life

А путь оказался недлинным...

https://www.stratfor.com/weekly/viewing-russia-inside
Перевод
http://www.business-gazeta.ru/article/121822/

Это все от того милого дядечки с безобидной, на первый взгляд, фамилией Фридман и улыбочкой доброго дедушки из телемагазина на диване, рекламирующего чистящие средства для зубных протезов.
Правда, у этого дедушки зубы свои и, говорят, довольно крепкие.

Но, скажу я вам, я начинаю испытывать некоторое разочарование в человечестве в целом. Оно слишком уж тугодумное.
Если уж до руководителей частных разведывательных агентств только-только начинает доходить единственно верный рецепт... (хе-хе, ребятки, ну, вот, год прошел с момента написания того поста, Стрелков уже везде был, российских добровольцев нагуглите, одобрение политики сами знаете сколько, желания посыпать кого-нибудь ядерным пеплом хоть отбавляй, электоральный рейтинг ВВП на сегодня - 70%,  - ну, и кто тут лучше понимает этот народ? "потомки крепостных", "крестьянское сознание", знатоки тоже мне..)

Стоит ли удивляться, что вся глобальная политика выглядит гуляющей по кругу? Да она просто от крыльца не успевает отползти, как уже пора назад, потому что время ужина.

Завести, что ли, свое супер-пупер секретное агентство по продаже банальностей мировому правительству, а то ведь займут нишу-то...
savanna life

Диалог Церкви и общества в пространстве современной культуры — священники, поэты и музыканты о «Леви

Большое спасибо товарищу nakamura за эту ссылку!


Если говорить по существу, то, на мой взгляд, этот фильм продолжает историю маленьких людей, которая, действительно, является сквозной для всей русской литературы, начиная с «Бедной Лизы» Карамзина, конец XVIII века, 1792 год. «Станционный смотритель» Пушкина, «Шинель» Гоголя, «Бедные люди» Достоевского, чеховские многие герои, где этой безысходности более чем. И мне кажется, что Чехов наиболее созвучен «Левиафану» или «Левиафан» Чехову – это, на мой взгляд, самые близкие измерения в русской литературе.

XX век – это, конечно, Короленко, это «Не стреляйте белых лебедей» Бориса Васильева. Если кино, то это «Берегись автомобиля», в котором герой тоже попадает в тюрьму, вообще-то, герой хороший, потому что он – Робин Гуд, он пытается навести какой-то порядок в этом мире жуликов и воров, которые процветают, несмотря на усилия наших правоохранителей.

И самое страшное в фильме «Левиафан», если говорить об этой реальности, порожденной гением Звягинцева, режиссера и сценариста, это то, что, как и у Чехова, все там пытаются поступать, как лучше, а получается, как всегда. Там же и мэр – кто смотрел, там есть герой – мэр, который творит разные беззакония, но он-то вообще верующий, он причащается, он исповедуется, он хочет, как лучше поступать. Там есть митрополит, который тоже хочет, как лучше. Там есть ГИБДД-шники, которые тоже стараются, как лучше. Главный герой этого фильма, который тоже старается, как лучше, правду свою отстоять.

И вот этот апокалипсис мелкого греха – каждый человек, отказываясь от правды внутри себя, съезжая на правила этого падшего мира, так закручивает ситуацию, что, в конце концов, главный герой оказывается на зоне, получив 15 лет, его жена была убита, видимо, его сыном, как можно понять из контекста, которого, в том числе, отец, пьющий беспробудно, доводит до этого состояния.

А все остальные считают, что они делают доброе дело. На месте этого снесенного домишки появляется храм, в нем совершаются службы. Мэр реализовал свои амбиции. Митрополит исполнил свое служение. А Христос распят, правды нет. Это зеркало, в котором мы себя видим.



Источник: http://www.pravmir.ru/dialog-cerkvy-i-obschestva/#ixzz3Va2AOVxC