November 16th, 2014

savanna life

gloria mundi

Вчера видела самого темпераментого дирижера за всю свою жизнь. Михаил Щербаков, руководитель оркестра Самарской филармонии. На протяжении всего концерта мне казалось, что он или взлетит под потолок, или обессиленно свалится в партер.
В зале Чайковского. В программе концерта были Скрябин, Рахманинов и Римский-Корсаков.
На бис вызывали трижды, "Пляска скоморохов" Чайковского напоследок была исполнена в таком темпе, что скоморох еле успел бы одну ногу поднять, не то, что сплясать.

В первом отделении солистом был Александр Гиндин. Я его вживую слышала впервые, это поразительный пианист, очень сильный и, в то же время....не знаю, подберу ли правильное слово, но очень деликатный. Между ним и музыкой не чувствуется уверенного панибратства, и именно это позволяет создать уважительную дистанцию межу произведением и слушателем, который явился, будучи привлечен названием абонемента "Симфонические шлягеры". Не знаю, кто придумал, не спрашивайте меня, я лично в компании с Викингами была привлечена маменькой.
Если вы увидите на афише это имя и у вас будет возможность, то я очень советую вам постараться попасть.
***
Да, и вот еще что.
Это специально для радетелей интересов Родины независимо от стороны баррикад.
Все прошло, все правители, лояльные и диссиденты, все они ушли вместе со своим временем, с тем,  что они делали, думали, кем выглядели и на самом деле были, с тем, что поддерживали и против чего боролись тайно или явно. Все прошло, и Киевская Русь, и Российская Империя, и СССР. И Егор Тимурович тоже прошел.
А Скрябин, Рахманинов и Римский-Корсаков остались.
Ничто не бывает столь хрупким и нежным, как "улыбка Джоконды".
И ничто более не имеет таких высоких шансов уцелеть.
savanna life

Всяк кулик своё болото хвалит

Оригинал взят у arkhivov в Всяк кулик своё болото хвалит
«Всяк кулик своё болото хвалит.» Многие эту поговорку помнят, а так же знают, что она означает. Но вот как это выглядит на самом деле, знают только единицы, про великолепные воздушные демонстрации куликов почти никто и не слыхивал. Мне кажется, сейчас бы такую поговорку и не придумали. Давным-давно, когда паслись стада диких лошадей, быков и ландшафт по всей нашей равнине был лесо-луговым, помимо привычного нам концерта певчих птиц, каждую весну можно было услышать, громкие, прекрасные и немного загадочные крики разных куликов. Позднее, человек со своим сельским хозяйством, изменив ландшафты, тоже научился жить с этими птицами. И всего лишь 100 лет назад, крики веретенников с выгона на краю деревни были обычным делом, над каждым полем кувыркались чибисы, а на покосах кричали большие кроншнепы. «Стон стоял в воздухе» цитирует крестьян Аксаков. А сейчас? Сейчас всё изменилось. Мы живём во времена всякой птичьей мелочи, которая, к слову сказать, тоже исчезает, но хотя бы, почти все легко представляют себе кукушкино кукование или первую песню синички. Весна для любителей природы, это, конечно, птичий утренний хор. Соловьи, жаворонки, скворцы ещё поют. А вот кулики  совсем стихли. В апреле этого года на мокром лугу у края бескрайнего болота, я вдруг обнаружил крохотный кусочек куличиного царства, почти исчезнувшего с Русской равнины и сохранившегося только на страницах книг наших натуралистов. До самой темноты я ходил там и слушал. А послушать было кого.
Большие кроншнепы, чибисы, большие веретенники, золотистые ржанки в окрестностях Замошья.