March 15th, 2013

savanna life

el toro de la reyerta

Одно из самых сильных искушений моего духа, преследующее меня всю мою сознательную жизнь и порождающее одно из самых сильных моих чувств, это человеческое стадо в минуты своего трусливого торжества.
То самое стадо, в котором все лица неразличимы и сливаются в одно, и которое издает монотонный  радостный гул на одной ноте. Этот звук означает, что стадо кого-то затоптало, навалившись, подмяв и вздрогнув колышащейся массой, так, что каждый член стада ощутил иллюзию пьянящей мощи, словно вся она принадлежит ему одному.
Collapse )
savanna life

(no subject)

На сегодняшней лабораторной тусовке опять зашла речь о Ландау (к которому неизбежным образом привела цепочка от готовящейся к сносу б-цы РАН на Фотиевой).
И, естественно, опять о Коре Ландау и ее книге.

Большинство лабораторных дам подобающего возраста, чтобы быть знакомыми с книгой, дежурно вздохнули и сказали, что им ее жаль.
Я вздохнула и дежурно сказала, что мне  - нет, в том смысле, в которым им жаль.

Хочешь остаться в истории единственной преданной женщиной, положившей себя на алтарь и сохранившей миру гения? Твое женское тщеславие простирается так далеко? Умей платить по счетам и не жалуйся.
Уйди она от него даже прямо из больницы, выбрав достоинство и наступив на горло тщеславию, ничего бы не изменилось - вокруг него немедленно возник бы сонм не менее преданных и звонких, податливо обтекающих все тот же алтарь.
Его "вытянула" вовсе не она, а советская и международная медицина.