July 3rd, 2007

savanna life

terra australis inacessa

Кстати, о Зеландиях.

Новости двигают мир на нас, окружают им наши квартиры, сжимают его вокруг нас в точку, вмещающую наше тело на табуретке. Мир становится размером с эту табуретку  - все, он весь тут, ощерившийся справа, равнодушно-санкционирующий слева, глянцево-шелушащийся позади, а впереди - знакомый дубовый стол и глаза, про которые не напишут "добрые-добрые". В них - список того, что будет щериться завтра и шелушиться месяц спустя. Мир вдавливает нас в самих себя. Пытающимся высвободить хотя бы мизинец - заработай на тарелку, и будет тебе Дискавери. 

А где-то там есть страна - недостижимо-недосягаемая, где ехидна - лишь норма классификации, где живут плюшевые уфообразные существа, которые не могут есть ничего, кроме эвкалиптовых листьев, где в футуристическом апофеозе, застывшем каменно-пенным приветом Большого Барьерного рифа - от великого голландца великому бразильцу - люди не ровняют силиконовую долину, а слушают оперу. 
Где легкие фразы Дарелла навсегда простучали дробью  в  необъятных, потрескавшихся от нещадного солнца красных просторах. Страна, на гербе которой распускается желтый цветочный дым, страна, у которой есть генерал-губернатор и нет национального девиза. Да и зачем он ей - стране, которая лично видела Кука и у которой до сих пор есть кукабарра. Страна, которая мудро стоит поодаль мира и смотрит на него - причастная и далекая, сохранившая здравый смысл так же, как десница Божия сохранила в единственности и неприкосновенности все, населяющее эту землю.  

Хочу ли я попасть туда? Нет. Пока она остается настолько вдали от меня, пока она остается недосягаемой - она делает мир огромным. И стоит подумать о ней - ощерившийся, сжавшийся в точку и сжавший меня  мир взрывается, разлетается каждый своим зелено-голубым куском в далекое "туда", где ему и пристало быть. И оставляет меня в счастливом ощущении от мира, который не хочет меня исторгнуть, а хочет меня принять.

 


 

savanna life

акулогады (сказочка)

Мне вот интересно - какой смысл человеку последовательно нарываться - тем последовательнее, чем больше он убеждается в малочисленности способных слегка укоротить ...азарт, скажем так. Потом человек нарывается в полном согласии со старой доброй классикой "на ловца". И....

Вот, представьте - полез человек в водичку в районе Большого Барьерного рифа. Это там же, где временами прогуливаются такие редкие существа, как Большие Белые акулы. Но там еще и много чего другого плавает. 
Встал человек посередь водной глади и говорит - мое, мол, место. Я, мол, человек, звучу гордо, всякая тварь отдана мне в подчинение, а я в существовании своем совершенно свободен и победительно крут. И акулы ваши мне не указ, не боюсь я их, я "акулу-каракулу кулаком, кулаком, я акулу-каракулу каблуком, каблуком".

И начинает разбрасывать вокруг куски мяса - нравится ему, чтобы вокруг мясо плавало, такая у него эстетическая парадигма. Вертолетных винтов вокруг понаставил и давай шуметь  мелодически - слух у человека музыкальный, удовлетворения требует. Ну и прочее в том же роде с максимом шума и спецэффектов. 

Первой, не извольте сомневаться, понабежала всякая любопытная разноцветная мелочь, коей там изрядно и она всегда под рукой. Человек им - кыш, и плавать смирненько. Рыбки вокруг плавают -переливаются, птички-альбатросы поприлетали - жизнь ключом бьет, человек доволен, хотя время от времени и вскрикивает патетически "ох, надоела пестрота, сил нет. Ну вот эти красненькие, которые ластятся, мне нравятся. А вот эти с колючками и те бесцветные - надоели". Но стоит - не уходит. 

Ну а попозжа чуток - вот и оно - серо-голубоватое, зазубренное. Вежливо так спрашивает - "звали?" 
Человек слегка с лица бледнеет, но секунд тридцать удерживает вид   -"Зачем приперлось, животное? Не звал тебя никто, это мое место. Я тута верхушка пищевой пирамиды, сильнейшему - лучшие условия и красивейшие виды". Животное резонно удивляется и, махнув хвостом в сторону пищевого разнообразия, говорит - "Так мясо же..."  И плотоядно осклабившись, пододвигается чуть ближе.
Человек еще немного бледнеет, пятится и говорит  "Это не мое. Это оптическая иллюзия. Пошла вон".  Животное ухмыляется еще шире и говорит  - "Значит, мое...Иллюзия или не иллюзия, а пахнет приемлемо."

Тут нервы человека не выдерживают, и наш гордый, наидостойнейший обладатель превосходных степеней - с весьма прозаическим криком "мама!!!" хватает под мышку красненьких, проворно отпихивает  мясцо, и окручивает некоторое маленькое пространство вокруг себя противоакульей сеткой. В процессе манипуляций удерживая хорошую мину, но стараясь лишний раз не смотреть  "Я тебя, сволочь кровожадная, не боюсь,  ты не думай, ты просто большая  рыба (с бо-о-ольшими зубами). Я тебя вообще не вижу, тебя не существует. И...(мама!) мне просто бесцветные надоели и кораллы эти тупые, а так я совсем не боюсь". 

Кровожадная сволочь, догрызая мясцо, смотрит меланхолически в сторону сетки, пожимает плавником и бросает  "Теперь диспозиция правильная. Там и сиди. Чрезвычайно вкусный мозг - это то, что отличает человека от животного".  Сволочь удаляется, напевая  "Аквалангисты - это хорошо....

Мораль. Рассуждая о пищевой пирамиде и находясь внутри нее, неплохо бы в точности знать,  не поставлена ли она вершиной вниз.