leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

два взгляда на

Наша немецкая барышня весьма бойко говорит по-русски на бытовые темы (ее родители, этнические немцы, эмигрировали в Германию, когда ей было то ли 5, то ли 6 лет), с научными несколько хуже, но это решается английским, правда, она совершенно не может по-русски читать и писать. В лаборатории это, естественно, никаких проблем не создает, кроме того, что лабжурнал она ведет на немецком (это создает некоторую проблему мне), но вне института это приводит пока к некоторым казусам.

Вчера я спросила ее, каковы ее первые впечатления. Весьма неожиданно для меня она ответила "Очень здорово, даже лучше, чем у нас". Я, признаться, удивилась. Понять, чем, кроме любви молодости к авантюрным приключениям, может быть так сразу лучше человеку, привыкшему работать в шаговой доступности от любого реактива и оборудования в вылизанных лабораториях в далеко не самом плохом европейском универсистете - это трудновато.
Подумала, что это она из вежливости, но все же попросила разъяснить.

"Ну, во-первых, у вас все так дружно происходит. У нас каждый в своей комнате, сам по себе, кто чем занимается, не поймешь, никто особенно и не интересуется. На общих коллоквиумах делают доклады, конечно, но обычно все подряд идут, долго не обсуждают. А у вас все вместе (у нас сейчас 10 студентов и аспирантов, и все толкутся в одних и тех же комнатах, получая доступ к оборудованию по графику "по кругу" от одного прибора к другому).  Если у кого-то проблема, он с другими обсуждает, ему все помогают, если другой что-то интересное делает, всегда можно спросить, он расскажет. Видишь, как другие работают, так быстрее учишься."
"А во-вторых?"
(улыбается) "А у вас думать надо. У нас раз-раз, это взял, другое взял, по инструкции сделал, как профессор сказал, тут нажал, потом все в компьютер - и готово. А вас все думают - как лучше сделать, меньше того потратить, чем вот это заменить, как исследовать. У вас правда все время думать надо, мне нравится." 

Ну, молодо-зелено, подумала я.
Я убила два дня  жизни на то, чтобы привести в порядок безобразную китайскую статью по водным растворам квантовых точек, которые они умудрились еще коньюгировать с каким-то там мышиным анти-телом. Английский фиговый, данные представлены отвратительно. До такой степени, что местами начинают противоречить здравому смыслу. Но я не рецензент, а рецензент пропустил.
Поэтому мне пришлось проделать работу и рецензента, и авторов. И просто ее переписать, чтобы она приобрела  какую-то осязаемую научную ценность. Один рисунок все равно пришлось отослать обратно на исправление, потому что на нем кривые с текстом не сходятся, хоть умри.

Вы спросите, почему? Ну вот нафига я этим занималась, и ВМ зачем им лично подписи к рисункам вменяемые сочинял? И почему рецензентов не выпороли до сих пор прилюдно перед зданием Президиума? И почему авторов просто не послали куда подальше?
А потому что некоторый финиш. Потому что рецензенты западные вежливо ответят, но звучать это все равно будет как "Вы знаете, в какое место вы можете себе засунуть ваш Коллоидный журнал?"
Потому что приличных русских рецензентов по пальцам пересчитать, и с каждым днем число имеющихся пальцев все более превышает число рецензентов.
А если их пороть, их вообще не останется.
Вот, в редакцию пришло три статьи из стран опять же третьего мира. По наночастицам меди. Не оксида, а чистой меди. Это довольно важная штука, поверьте мне.
А в России наночастицами меди не занимается никто. Никто. В странах третьего мира занимаются - фигово, хорошо - неважно, как. А у нас никто.
И вот ВМ сидит и гадает - а что же делать? Ну, одну за "ганглийский" вон, ну, вторую он сам, с третьей что?
И приводить в порядок и публиковать надо. Потому что у нас - никто, так может, хоть кто-нибудь...

И с китайцами этими то же самое. У нас нет никого, кто получал бы CdTe частицы в водных средах и пришивал бы к ним этот чертов альфа-фетопротеин или что-то другое.
Потому я из общих соображений и знакомства с мировой, так сказать, литературой, сижу и правлю. И привожу к должному уровню, насколько это возможно. В конце концов, сами-то частицы были получены. Эти только писать не умеют. А мы ни делать, ни писать.
А иначе в нашем журнале будет...ничего не будет. Почти.
 
И потому, что я чувствую себя виноватой. ВМ спрашивает "Ну, и куда вы будете посылать ваши планарные органические монокристаллы с иммобилизованными наночастицами? Эти ваши нанозеркала - куда?" И я, конечно, смотрю куда-то в потолок "Ну, в бррбрбб (тихо и неразборчиво)." "Куда?" "Ну, в Langmuir". ВМ делает вид, что ему все равно "Можно было бы и в Nano Letters". А я делаю вид, что думаю, что ему все равно "Можно, но у нас теории многовато, заставят в сопроводиловку убрать, а мне бы не хотелось"...."Ладно, Марья, ты глазами-то не шныряй, аспиранты твои все равно никуда не денутся, им хоть по одной русской статье, а надо. " .. 

Так что когда я начинаю возбухать очередной раз "Ах, ох, кошмар, да как они могли!!! Да это вообще никуда! Идиоты и бездари!" - ВМ очень быстро меня на место ставит. "Ну так принеси мне сама что-то приличное. Так ты ж не носишь, ты все в ACS "из России с любовью" шлешь."
И приходится, не щадя живота, так сказать, приводить в нормальный вид тех, кто все-таки приносит.

Коллоидный из наших тематических, вообще-то, один из самых приличных. Поэтому когда я смотрю на все эти статьи, на все то, что приходит от нас, мне кажется что все очень, очень, очень плохо. Настолько плохо, что это не спасаемо. Потом я начинаю утешать себя слегка абурдной мыслью, что все не так плохо, просто там, где неплохо, поступают так же, как и я, и поэтому их, что называется, остюда и не видно. Потом чувство вины пригрызает меня до такой степени, что я впадаю в совершенное патриотическое младенчество и думаю, что вот еще немножко, еще годик-другой, я только вот это и это еще там опубликую, а потоооом.......я как уже приличная...и тогда журналу от этого будет больше пользы. Ну, потом, конечно, романтический и недосягаемый образ Перельмана растворяется в воздухе. А чувство вины остается. Глупо, а есть. 

А ей, видишь ли, нравится.  У нее есть комната в ДАСе, 900 евро стипендии на каждый из этих трех месяцев, не отходящий ни на шаг Митька, и условно-добрая и внимательная я. Совершенно новый для синтетика научный опыт и раширение кругозора, новые приборы, кучный молодежный веселый коллектив, немножко экспериментальных и умственных трудностей - что еще надо человеку в 24 года?

Вы не обращайте внимания. Просто иногда мне начинает казаться, что все бесполезно - все личные отдельно взятые усилия, и все катится в тар-тарары все стремительнее и стремительнее. Причем почему-то мне это начинает казаться тогда, когда на нашем персональном уровне все вроде хорошо - и гранты получили, и статьи, куда хотели, приняли, и коллаборейшн есть, и в прекурсорах вопреки инструкциям недостатка не испытываем, приборы есть и новые получаем, рабочих рук хватает, и даже зарубежные руки к нам пририсовываются, а там и до Бенджамина дойдет, на часть PhD. Это проходит -тогда, когда все становится хуже некуда.
Так я это тут себе оставлю, чтобы когда будет хуже некуда, посмотреть, хмыкнуть "эк тебя развезло-то без повода" и засучить рукава :) 

Tags: real life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments