leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

Categories:

вести с фронта

Ниже переизлагаю вам содержание разговора с врачом, который работает в реанимационном ковид-отделении в одной из клиник Москвы. Это сумма как собственного опыта этого врача, так и коллег из других клиник, которые им делятся.

Преамбула. Фронт привилегированный сразу в нескольких отношениях. Во-первых, это была одна из первых перепрофилированных больниц, где врачи несколько недель до начала эпидемии учились, разрабатывали маршрутизацию и т.д.
Во-вторых, там нет недостатка медперсонала.
В-третьих, у врачей там есть определенная свобода принятия собственных решений по тактике лечения, а не тупого следования инструкциям от людей, которые за последние 10 лет из медицинских инструментов в руках держали только градусник, да еще и меняющимся дважды в день.
Именно по этой причине у них в клинике смертность на данный момент 0, из персонала положительны всего около десятка человек, в основном санитарки и вспомогательный персонал. Для Москвы сейчас это уникальная ситуация.
Оказаться в этой больнице практически никому из читателей этого журнала не светит, так что делайте правильные выводы из нижеизложенного.

А вот в других клиниках, где таких привилегий нет, и где перепрофилирование проводили за три дня авральным порядком, и санитарные потери, и смертность пациентов другие.
Какие, я публично в связи со всеми антифейковыми порядками озвучивать не буду, мне тут проблемы не нужны, но они другие. Не слишком сочетающиеся с официальной статистикой. С некоторыми френдами я могу обсудить это в личке, но не со всеми, прошу понять и простить, с посторонними не буду заведомо, поэтому если вы не в моей френдленте, то даже не спрашивайте.
Вам стоит только знать, что город в очень тяжелом положении, мест в клиниках уже практически нет, и в ближайшее время мы можем столкнуться с очень серьезным дефицитом врачей, которые работают уже на грани полного изнеможения.
Если вы этого не хотите, то ваш скромный вклад это сидеть дома.

Теперь более детальная специализированная информация.

1. Изменения в легких не воспалительного характера как такового, это неспецифические повреждения другого типа. Они действительно фиксируются на КТ уже тогда, когда человек еще себя вполне прилично чувствует. Обширное повреждение легочной ткани может развиваться стремительно. Тяжелая форма, связанная с таким повреждением, ассоциируется с системными нарушениями и изменениями показателей свертываемости крови, в первую очередь, с выраженной тромбоцитопенией. Вызывается ли это собственной реакцией организма на инфекцию или деятельностью возбудителя, не ясно. Ясно, что кровь, грубо говоря, перестает нормально выполнять свою функцию. В результате человек погибает от дыхательной недостаточности.

2. У этой болезни есть довольно четкая временнАя картина. Критические дни, когда больные начинают тяжелеть, это 6-7 и далее 10-11-й от начала болезни (появления лихорадки). Если пациент потяжелел через неделю и вышел на стабилизацию, то шансы на то, что он снова потяжелеет через 4-5 дней, высокие. Это означает, что пациента нельзя выписывать болеть домой после первого улучшения, ему там и похужеет. Правильное лечение должно продолжаться не менее трех недель и оканчиваться отрицательными ПЦР-пробами, не менее двух последовательно, выписка только после этого.

2.1 Правильный карантин уже после выздоровления и двух отрицательных тестов должен продолжаться не менее 14 дней, так как переболевшие выделяют вирус вообще всеми частями тела, включая половые, до 20 дней. Несмотря на то, что воздушно-капельный путь передачи является основным, другие тоже работают и не могут быть исключены.

3. Если успевать ловить пациентов до того, как у них резко снижается сатурация, зная об этих критических точках и отслеживая пациентов до того, то реанимации можно избежать даже при тяжелой форме. Для этого за пациентом нужно следить, проверять его, возможно, снабдить его оксиметром, у многих он есть в часах, научить пользоваться. При начинающемся снижении сатурации не допустить перевода в реанимацию можно простыми действиями, как то дышать в шарики, делать вибромассаж, пресекать панику, укладывать на живот. и давать кислород с помощью кислородной маски. Это помогает даже пожилым и тяжелым, но чтобы это обеспечить....см. первый абзац поста. Если для нетяжелых это можно обеспечить дома, то лучше обеспечивать это дома.

3.1. Один из признаков снижающейся сатурации это приступ лающего резкого кашля, поэтому стоит обращать на это внимание.

4. Таким образом, болезнь не настолько неизбежно смертоносна даже для тяжелых, но только для тех категорий населения, которые имеют возможность получать должные лечение и уход, то есть, находиться в месте, где на 60 пациентов приходится больше, чем 1 врач и 2 медсестры. Когда от вируса нет вакцины и нет лекарства, то главное и единственное, что нужно сделать, это обеспечить условия для того, чтобы человек мог бороться сам. В ангарах, заставленных койками на расстоянии метра, таких условий нет. А ангары и отсутствие условий случаются именно потому, что люди не хотят/не могут сидеть дома, это замкнутая конструкция.

5. Из всех вброшенных китайцами рекомендаций не работает ничего, ни хлорохин, ни противовирусные, вообще ничего. Они только ухудшают ситуацию, вызывая серьезные побочные эффекты. Но с пациентов берут на это согласие, забрасывая в них, зачастую бездумно, все подряд под вывеской off label. Из того, что вызывало ажиотаж, работает только тоцилизумаб для снятия цитокинового шторма. Есть некоторый эффект от введения интерферона, несмотря на побочки, что тоже ожидаемо. Главные и обязательные медикаментозные средства при лечении этой болезни это антикоагулянты, без них никак.

6. Переливание плазмы - а) и само по себе работает плохо, б) плазму переливают без карантина. Все, кто способен понимать, что это значит, те поняли.
Врач, со слов которого я это пишу, категорически против переливания плазмы.

7. ИВЛ с интубацией действительно не помогает, это скорее последнее средство, когда больной уже упущен или необратимо потяжелел в силу собственных кондиций, тогда и без того пораженные альвеолы раздувают нещадно, доводя сатурацию до 90% всеми средствами. Шанс на выживание при тяжелой форме после этого очень небольшой. Если диффузии нет, то чем за больного ни дыши, он не раздышится.

8. Главная группа риска на потяжеление это люди с ожирением, они чаще тяжелеют, чем другие. Группа, приравненная к ним, это астматики, у которых именно сейчас, когда начинается период цветения, заболевание протекает особенно тяжело, поскольку астма и ковид вместе дают синергетический эффект, усугбляя друг друга. Поэтому, невзирая на общие убеждения в том, что гормоны давать нельзя, этот врач дает пациентам и антигистамины, и кортикостероиды, и видит, что это работает и улучшает ситуацию.

9. Сюрприз, но пока (у нас) никто не сообщал ни об одном ВИЧ-инфицированном, заболевшим Covid19.

10. До июня карантин снять невозможно. Физически невозможно, если вы не хотите трупов на улице, как в Китае.
Tags: СПАСИТЕ_ПОМОГИТЕ!, любимый город может спать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 348 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →