leolion_1 (leolion_1) wrote,
leolion_1
leolion_1

зеленый шум

Вообще-то, я не только за открытое рецензирование проектов. Я еще и за открытое рецензирование статей (и многие из авторов рецензированных мною статей знают, кто именно их рецензировал, независимо от личных отношений и степени "разгромности" замечаний). И я еще и за открытое голосование на диссертационных советах. Для меня, как бы, самое справедливое содержание анонимок обнуляется самим фактом анонимности. Но, боюсь, что на такое и самые записные реформаторы не пойдут.

В общем, так. Я вон дослала сегодня в редакцию ТрВ утерянный мною по дурости список авторов нашего ответа (как говорится, спасибо, что вышла из дома одетой, надетый мозг приравнивается к головному убору, летом лишнее), и на этом все.  От сего дня я дала себе строгий зарок - более я ни в чем подобном не участвую вообще ни в каком ракурсе, и все печатные, электронные или голосовые источники о текущем или будущем состоянии российской науки, отдельных ее заведений, реформирования-антиреформирования, загнивания-процветания, старения-молодения, коррупции или кристальной чистоты, таких-сяких грантов, тех или этих персоналий, академиков, аспирантов, студентов или даже меня, недостойной, лично,  игнорирую. Все могут делать, что хотят и как хотят, гласно, негласно, под ковром или на крыше - я к этому касательства не имею.  Выживет наша 300-летняя старушка - прекрасно, дай ей Бог здоровья, помрет - значит, и я вместе с ней.  Но более беспокоиться по поводу ее медицинского обслуживания или скромных похорон силами научной общественности я не буду. 

Я говорила, что в музее Канта много думала? Во времена Канта вся поголовно политическая, экономическая и интеллигентская "весовая" прослойка Кенигсбергского общества состояла в масонской ложе. Просто всякий и каждый. Что они там секретного усматривали и какие тайные планы в жизнь претворяли, когда каждая "собака" другую каждый день видела и так, и в этой самой ложе, я не знаю. Но только три человека не состояли. Сам Кант, один из его учеников, и его друг и оппонент в философских дискуссиях. 

Такие вот дела. Мне уж и так успокоительное принимать пришлось. А успокоительных у меня на такие случаи два вида. "Размышления натуралиста" Вернадского - это когда с большим трудом, но еще терпеть можно.  И "Атомная физика и человеческое познание" Бора - это когда уже пришла пора ставить знак абзаца. Вот ее и начала перечитывать.

А у кого еще какие  литературные (или около) печатные успокоительные есть в личном употреблении? Интересно, считайте, что "опорос".

ПС Кстати, надесюь, что все ранее подписавшиеся не забыли про спасение репки. У нас посеяно.
Tags: звуки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment